Тренер проекта "Голос країни" Александр Пономарев рассказал об отличиях между двумя сезонами шоу, подготовке участников его команды к баттлам и потерях на данном этапе отбора.

Александр, у Вас уже есть тренерский опыт участия в первом сезоне проекта. Помогает ли он Вам сейчас?

"Слепое" прослушивание было точно таким же, как и в прошлый раз: сложным и непредсказуемым. Тренерский опыт помогает уже при работе с теми, кого я отобрал в свою команду. Другой вопрос, что многим конкурсантам не помог опыт прошлого сезона: я имею в виду не тех, кто пришел на кастинг повторно, а тех, кто следил за проектом, а потом решил в нем поучаствовать. Если бы я был человеком, который хотел сейчас попасть в шоу, то не только пересмотрел бы все прошлые эфиры, но и вынес из них урок. Уверен, Кличко перед своим боем изучает множество видео с участием своего соперника, чтобы понять его слабые места. Также и наши конкурсанты должны были усвоить хотя бы матчасть, но сделали это не все. Потому у нас теперь есть перекосы по командам: достаточно сильные артисты определенного жанра выбрали себе в тренеры людей, представляющих другие музыкальные направления, которые, к сожалению, отсеют их на этапе баттлов. Из-за этого мы потеряем 20-30% сильных вокалистов, которые могли бы попасть в прямой эфир, если бы пошли к другому коучу.

То есть, рокеры, выбравшие своим тренером Валерию, обречены на проигрыш?

Совсем нет. Речь не о том, что кто-то выбрал не того тренера, ведь это решение участников, и каждый из них руководствуется какими-то своими желаниями. Просто если есть команда, в которой из 14-ти вокалистов 12-ть очень сильных, а 8-мь из них по правилам шоу не пройдут дальше, то, как минимум, 4-ре достойных конкурсанта уже не попадают в прямые эфиры.

В вашей команде имеется такой перевес?

У меня очень сильные девочки, и я не считаю, что моя команда проигрывает другим. Но были такие участники, которых мы все вместе, коучи, проспали на "слепом" отборе – того же Годо. В этом есть и его вина, ведь в своем выступлении он не продемонстрировал динамику, а потому показался таким же, как и десятки других академических вокалистов, которые пришли на прослушивание. Но это не меняет сути: Годо я даже не узнал, если честно, а потом жалел, потому что знаю, как он поет.

Тем не менее, Ваша команда уже сформирована, и впереди баттлы. По какому принципу Вы формируете дуэты, которые выйдут на музыкальный ринг?

У меня есть целая стратегия, и я, конечно, не могу рассказать ее нюансы. Но все тренеры, включая меня, формируют пары, руководствуясь единым принципом: у каждого из нас есть свои фавориты, которых вряд ли поставят петь дуэтом. Со своими подопечными я общался за пределами проекта, они приходили ко мне на студию, и я слушал, насколько они разноплановые. Кроме того, мне важно понимать, коммуникабельны ли эти вокалисты, не закрываются ли они в себе. Все эти составляющие влияют на мое отношение к артисту. Любому человеку приятнее работать с кем-то отзывчивым, а не угрюмым занудой. Я делаю для себя выводы и расставляю участников в дуэты: иногда это равные вокалисты, иногда это пары, в которых один человек для меня приоритетнее его соперника. Так получается в тех случаях, когда я вижу артистов, с которыми хочу работать дальше в рамках проекта, и пытаюсь сейчас дать им возможность пройти дальше.

При этом Вы рассматриваете вариант, когда на выступлении соперник Вашего фаворита проявит себя лучше, и Вы отдадите предпочтение ему?

Безусловно. Я редко руководствуюсь сиюминутными эмоциями, но буду трезво оценивать выступление дуэта. По большому счету, есть всего одна пара, в которой сейчас победитель для меня ясен почти на 100%. Во всех остальных случаях я буду судить по качеству работы на сцене каждого артиста.

Ребята, выбравшие именно Вас среди других тренеров, имеют больше шансов на попадание в прямой эфир, чем те, к кому повернулись только Вы?

Я, конечно, благодарен тем участникам, которые выбрали меня своим тренером, но ответных любезностей не будет. Это исключительно маленькая приятная фора, потому что мне приятно, что вокалист пошел ко мне в команду. Но самое главное, как человек выступит. С другой стороны, если к нему повернулись несколько тренеров, значит, поет этот артист и вправду хорошо.

Какие главные проблемы возникают сейчас при подготовке к баттлам?

Зажатость и невнимательность. Все участники напуганы: но одни просто переживают, а у других волнение переходит в панический страх. Руки мокрые, трусятся, человек поет не так, как мог бы, закрывается в себе, совсем не слышит, что ему говорят. Собственно, это и есть основные проблемы, с которыми мы пытаемся бороться.

Для себя Вы уже выделили в команде тех вокалистов, за которых в будущем будут голосовать зрители?

Мне кажется, да. Хотя делать прогнозы – это неблагодарное дело.

А можете назвать человека, с которым могли бы дойти до финала?

Пока что нет, потому что сейчас мои подопечные показывают себя совершенно по-разному в той или иной ситуации. На репетициях они ведут себя совсем не так, как на "слепых" прослушиваниях, а на студии звукозаписи проявляют себя вообще иначе. Поэтому мне очень тяжело выделить одного человека, который мог бы стать "Голосом країни".

Все же какие качества должны быть у конкурсанта, чтобы дойти до финала?

У меня нет амбиций, чтобы вокалист обязательно прислушивался ко всем моим рекомендациям. Если я буду видеть, что человек действительно хорошо поет и нравится людям, то мое личное к нему отношение отойдет на второй план. И, безусловно, стабильность – прежде всего. Мы можем импровизировать, но даже в этой импровизации должна быть своя доля стабильности. В конце концов, я закончил Консерваторию, а не Эстрадно-цирковое училище.