Продолжая посещение сайта, вы соглашаетесь на использование файлов cookie и Политикой конфиденциальности

«Я бросил Анджелину Джоли на диван»: Украинец, который стал звездой американского кино

Алек Утгофф
Эксклюзивное интервью актера Алека Утгоффа для 1plus1.ua. Впервые для украинских СМИ.

Часто мы смотрим иностранные фильмы и не догадываемся, что один из актеров – наш земляк. На этот раз интуиция меня не подвела. Я сразу узнала на экране коренного киевлянина.

Алек Утгофф – талантливый актер, за плечами которого уже несколько лент с мировым именем – «Турист» (2010), «Джек Райан: Теория хаоса» (2014), «Разлом Сан-Андреас» (2015), «Очень странные дела» (2019).

Фото: Michael Shelford

Персонаж неординарного ученого из нашумевшего сериала «Очень странные дела» от Netflix за считанные дни получил международную армию поклонников. Я же тем временем договаривалась об интервью – по счастливому для меня стечению обстоятельств Утгофф приехал в Украину.

Мы встретились в уютном заведении в центре Киева – и час нашего общения промелькнул, как одно мгновение. Алек (для украинцев – Олег) поразил меня необычайно глубоким взглядом на жизнь и свою профессию. Он успевает побывать в десяти местах одновременно и еще находит время на регулярные физические тренировки.

Вы часто бываете в Украине?

Три-четыре раза в год. Родители здесь, хочется их видеть чаще. Брат с семьей живет в Петербурге. Я и к ним наведываюсь.

У вас немецкая фамилия, но везде пишут, что вы украинец. А вашего брата зовут Алан – довольно необычное имя для Украины. Как это все сложить вместе?

Моя мама – осетинка. Вот откуда имя брата. А фамилия – от прапрадеда по линии отца, который был немецким дворянином. Именно его жизнь связал нашу семью с Киевом.

Фото: Getty Images

Какие ваши любимые места здесь?

Я очень люблю прогулки по Крещатику – центр города меня вдохновляет. Еще для меня особое место – Киево-Печерская лавра.

Расскажите больше о своей семье.

У нас все либо врачи, либо ученые (смеется). Один я актер. Бабушка была хирургом – папа пошел по ее стопам, сейчас работает кардиохирургом в Национальном институте Амосова. Один мой дядя – генетик, а другой – археолог. Брат – финансист с красным дипломом престижной британской школы экономики, а мама – дирижер.

А как вы оказались в Британии?

Маме получила возможность отправить нас с братом туда на обучение. Мне было 11 или 12 лет, когда мы с Аланом переехали в британскую школу-интернат. После университета брат вернулся в родной город.

Для нашей семьи Киев очень много значит.

Он успел поработать и здесь, и в Харькове. А уже потом оказался в Петербурге.

А я остался и в 19 лет пошел в актерскую школу Drama Centre London. Это очень хорошее заведение, где учились Пирс Броснан (Миссис Даутфаер, 1993), Пол Беттани (Мстители, 2012-2018) и Том Харди (Безумный Макс, 2015).

На самом деле, сначала я хотел стать актером ради внимания девушек.

Одно другому не мешает.

Так и есть (смеется). Решил попробовать, казалось, что это легкая работа. Туда было довольно сложно попасть – на 2500 абитуриентов только 25 мест. Эта школа для студентов создает условия, приближенные к реальной работе актера. Обучение по 12 часов в день, еще и в субботу. Материал приходилось заучивать по ночам.

Какой была ваша первая работа?

Это был фильм «Турист» с Джонни Деппом и Анджелиной Джоли.

Первая сцена – я бросаю Анджелину на диван.

Фото: Кадр из фильма «Турист» (2010)

Представьте, как я нервничал! Вообще такого не ожидал. Думал, это просто будет классная поездка в Венецию да еще и со звездами (смеется).

А какая работа кардинально изменила вашу жизнь?

Благодаря ленте «Джек Райан: Теория Хаоса» я наконец на самом деле полюбил киноискусство. Режиссер Кеннет Брана – интеллигентный, образованный человек, который вдохновляет актеров одним лишь своим присутствием. Он добавляет всему процессу третий, едва уловимый слой, который делает персонажей более реалистичными, с интересными нюансами.

Это был первый раз, когда я действительно засветился.

После этого мне сразу предложили роль в «Сан-Андреас» и еще нескольких картинах. Очень благодарен Кеннету за возможность раскрыться.

Как вы попали в «Очень странные дела»?

Мне на пробы дали две роли – позитивную и негативную. Потом позвонили и сообщили, что я в проекте и для меня напишут персонажа на один-два эпизода. Никаких особых ожиданий у меня не было. Я честно не ожидал такого ажиотажа и популярности. Когда мы снимали первую сцену, то больше просто развлекались в кадре. После просмотра тех записей авторы сериала братья Даффери мне сказали:

Мы не можем дождаться, когда всем сорвет крышу.

Фото: Кадр из сериала «Удивительные чудеса» (2019)

Я им даже не поверил. Ну как они после первой сцены поняли, что зрители так отреагируют? Это их профессионализм, почти магия.

А вы смотрели предыдущие два сезона?

Когда я получил роль, то посмотрел все за раз и моментально стал фанатом сериала.

Уже с первых кадров зритель догадался, что ваш персонаж Алексей – ключевой.

Создатели ленты хорошо знают свою работу. Умеют создать интригу. Зритель пытается догадаться, персонаж будет хорошим или плохим. А я уверен, все сразу подумали, что этот российский ученый – еще тот паршивец.

На самом деле, ваш персонаж таким не выглядит.

Так это же прекрасно. Там был один момент, когда в его взгляде мы хотели показать кучу эмоций: и сожаление, и сомнения. Намекали, что с ним не все так просто. Теперь люди из разных уголков мира присылают мне трогательные сообщения. Благодарят за возможность глубоко почувствовать такого нетипичного персонажа. Искусство должно быть о любви.

Я, кстати, не смотрел третий сезон. Потому что однозначно буду критиковать себя.

Не люблю смотреть на свою работу.

Брет Гелман (в сериале Мюррей Баумен) на экране убедительно говорил с вами на русском. Он действительно им владеет?

На самом деле, нет. Он очень много работал ради такого эффекта. Его девушка мне рассказывала, что Брет иногда просыпался посреди ночи, чтобы повторить свои реплики на русском. Ходил туда-сюда по комнате – репетировал. Вот такой ответственный человек.

Когда Дэвид Харбор (в сериале Хоппер) в кадре бросил вас на журнальный столик, это было больно?

Нет, что вы!

А выглядело так реалистично.

Так это же прекрасно! (смеется)

Как снимают такие сцены?

Во-первых, Дэвид очень осторожно себя вел. Все время переспрашивал, все ли со мной в порядке. Вежливый здоровяк постоянно переживал. Я просил его не беспокоиться и бросить меня как можно сильнее, но он контролировал процесс.

Эффект сильного удара зависел больше от меня, насколько сильным я хотел его показать зрителю. Актеры учатся чувствовать грань, после которой сцена с дракой уже становится слишком опасной. Поэтому после работы с Дэвидом синяков у меня не было.

Вы продолжаете общаться с коллегами из «Очень странных дел»?

Нет, это как у каждого в жизни бывает. Заканчиваешь работу и двигаешься дальше. Но, бесспорно, на съемках мы очень весело провели время и теперь следим друг за другом в соцсетях.

Фото: Кадр из сериала «Удивительные чудеса» (2019)

А украинские фильмы смотрите?

Да, очень люблю фильм «Племя» Мирослава Слабошпицкого. Мне даже посчастливилось познакомиться с этим талантливым режиссером.

Хотели бы сняться в украинском кино?

Если хороший проект – конечно, хотел бы. У меня в этом плане нет никаких предубеждений. Не имеет значения, какая страна, какие актеры – главное, чтобы был хороший продукт.

Как актеры совмещают несколько съемок одновременно?

Сейчас выходит сериал «Екатерина Великая» от HBO с Хелен Миррен в главной роли. Мне там предложили роль. Но я вынужден был отказаться, так как две недели работы в «Очень странных делах» наложились на съемки этого сериала. Netflix всегда заключает договор минимум на шесть месяцев. Актеры все время должны быть на площадке.

Так же было и с «Чернобылем». Я получил там небольшую роль, а потом не смог попасть на съемки из-за плотного графика. Иногда приходится выбирать.

Насколько жесткими бывают кастинги?

В случае с Netflix на роль в одном эпизоде поступает не менее 20 тысяч одних лишь заявок от актеров, которые мечтают пройти пробы. Максимум 100 на них попадают. Огромная команда ассистентов анализирует анкеты и отбирает этот минимум.

Поэтому оказаться на кастинге – уже победа.

И речь идет не о самый громком проекте. Конкуренция огромная. По статистике, если не ошибаюсь, работают лишь 2% актеров.

Какой важный опыт вы получили за годы в киноиндустрии?

Я четко осознал, что мы все очень разные, поэтому и наш подход к работе не может быть одинаковым.

Молодые актеры часто стараются угодить, так как у них еще мало опыта и они движутся на ощупь. А когда уже переступаешь этот этап, то сам чувствуешь, что для тебя лучше. Здесь и начинается внутреннее формирование чего-то более интересного – внутри вспыхивает искра.

Распространение любой части интерью разрешается при условии ссылки на эту публикацию 1plus1.ua.

Читай больше интересных интервью:

1. Интервью с Юлией Саниной: О приключениях в Америке, особый концерт The Hardkiss и другие откровенности

2. Почему Надя Дорофеева плачет каждый раз, когда видит победителя «Голоса. Дети-5»

2019-07-31
Загружается
Топ новости
Новости
Новости