UA RU

"Как я могу быть в стороне, когда люди готовы совершать подвиги и стоять за Украину", — журналистка Ева Николашвили дала интервью (ЭКСКЛЮЗИВНО ДЛЯ 1+1)

©© Facebook/Eve Nikolashvili

Что вдохновляет корреспондентку дальше делать свое дело? Как сейчас проходят ее съемки для 1+1?

Журналистка 1+1 Media Ева Николашвили с начала войны активно держит информационный фронт: нон-стоп, почти без передышек. Эксклюзивно для 1+1 журналистка рассказала, как узнала о полномасштабном вторжении россии в Украину, как проходят ее рабочие дни во время войны, что дает сил двигаться дальше и какие у нее планы после нашей Победы.

Єва Ніколашвілі

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «В моем сознании не было месяца войны: все, как один день, отдельная единица времени, которая называется война», – корреспондентка ТСН Нелли Ковальская (ЭКСКЛЮЗИВ)

Первые секунды войны

За месяц до полномасштабного вторжения мы обсуждали возможность войны с моими друзьями и мужем. Я буквально несколько дней назад смотрела свои переписки в соцсетях: когда у меня за неделю до войны спрашивали, будут ли бомбить Киев, я писала о том, что, по моему мнению, это нелогично. Не верила до последнего, хотя была готова эмоционально, что может быть все, что угодно. У меня была надежда на то, что у путина что-то есть в голове, но такой надежды у меня больше нет.

Я узнала о войне около половины шестого утра, взрывов не слышала. Мне позвонил по телефону муж (он военный, был не рядом со мной) и сказал, что началась война. Я выглянула на балкон и сказала, что ничего не вижу, не слышу взрывов. Но потом я зашла в соцсети и увидела, что действительно обстреливают, действительно выпускают ракеты. Тогда я сразу собрала свои вещи, отдала своего кота маме и уже через несколько часов я была на работе, чтобы ехать куда-то и показывать события людям.

Єва Ніколашвілі

Сюжеты во время войны: риск жизни ради информирования украинцев

Моей первой съемкой был военный госпиталь в Киеве. Поступила информация, что военным не хватает крови. Мы поехали туда и действительно оказалось, что крови достаточно, и в тот момент ее не нужно было сдавать, ведь раненых еще не привозили в киевский госпиталь. Дальше, на второй день, у нас был тяжелый ночной эфир: в три ночи выходила на улицу включаться. На меня светили свет, больше ничего не видно – только слышала взрывы и стрельбу рядом. Мы еще не были готовы к тому, что нужно выходить на улицу: у меня была защита, у оператора – нет. Мы стояли на дороге, а рядом с нами проехала машина со скоростью под 140 км/ч, и совершенно непонятно, кто там в этой машине сидит: ДРГ или нет. А тогда как раз поступила информация, что российские военные ворвались в Киев, и они могут находиться в любой машине и расстрелять тебя прямо на улице.

Єва Ніколашвілі

Мое привычное направление работы – это окрестности Киева. Через три недели войны приезжала в Лютеж (село на Украине в Вышгородском районе Киевской области – прим. ред.) – в 10 км от него стоят российские военные. Мы слышали, как рядом работает наша артиллерия настолько громко, что невольно дергаешься. При этом мы общались с живущими там людьми и они вообще на это не реагировали. Они говорили: "Не бойтесь – это свои". А я постоянно волновалась за то, что может прилететь, боевые действия были ну очень близко.

Єва Ніколашвілі

16 часов вместе с военными

Мы были на позициях украинских военных (до Победы Украины нельзя говорить о том, где мы были). Когда я ехала туда, думала, что все будут такие нервные, ведь прошло уже много времени, они много недосыпают. Но когда мы приехали на позицию, военные пытались развеселить нас! Мы провели с этими героями более 16 часов, и на их лицах была только решительность, непреклонность и улыбка. Они рассказывали нам свои истории, чтобы мы не волновались, постоянно предупреждали, когда нужно быть осторожными, а когда наоборот нет. Военные нас поили чаем и настолько успокаивали тем, что мы победим, что это вселяет надежду. Сразу появляется уверенность, что я все правильно делаю, что украинцы действительно победят, что мы сильнее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Нам не повезло с соседом очень давно, но ни разу россиянам не удалось нас уничтожить" — журналистка ТСН Юлия Кириенко (ЭКСКЛЮЗИВ)

Готовность к работе

Пожалуй, за месяц войны я не изменилась: только муж кричит на меня, что я постоянно рискую своей жизнью (смеется). У меня очень низкий уровень самосохранения: моей первой мыслью, когда началась война, было то, что нужно ехать на работу (смеется). Если бы я оставалась дома, во-первых, я бы этого не простила, а во-вторых, я бы себя накручивала. Когда ты работаешь нон-стоп, когда у тебя нет времени даже отдохнуть, у тебя нет ни апатии, ни страха. Хотя у меня есть страх за родных: я, например, не знала, где мой муж, где он сейчас воюет – страшно, когда он не берет трубку. За себя я не волнуюсь.

Єва Ніколашвілі

В работе для меня тоже очень важна готовность и поддержка моего оператора. Вадим Цветков всегда готов ехать в любой ад, чтобы снять идеальный кадр. И это в том числе придает мне силы.

Єва Ніколашвілі

Гордость за украинцев и единство народа

Меня вдохновляют наши обычные люди, выходящие на улицы и пытающиеся голыми руками остановить танки. Я приехала на одну из съемок: женщина-пенсионерка плела маскировочные сетки для военных. Я спросила ее, почему она это делает, на что она ответила: “Ну, у нас нет танков в городе. Так я бы их голыми руками останавливала, а приходится плести маскировочные сетки”. Это настолько преподносит – когда человек совершенно серьезно говорит, что готов самостоятельно останавливать вражескую технику, что ему ничего не страшно. Как я могу быть в стороне, когда люди готовы совершать подвиги и стоять за Украину? Я должна показывать, что мы единые, что на самом деле мы сильные, что не нужно сдаваться, чтобы у людей не было паники. Чтобы люди видели, что вся Украина поднимается и показывает, что нашу свободу не отнять! У меня очень сильная вера в страну и в нашу армию.

Єва Ніколашвілі

Наибольшее отличие между 14-м и 22-м годом – это наше единство. Я не уверена, что в 2014 году мы были настолько объединены. Сейчас каждый отверг все свои политические предпочтения, общественные интересы. Каждый пытается делать то, что он может на своем месте: кто-то принимает людей на западной Украине, кто-то волонтерит и рискует собственной жизнью, чтобы кому-то привезти еду или другие необходимые вещи. Украинцы сейчас именно та нация, которую я хочу видеть всегда, и после победы. И я уверена, что мы останемся такими объединенными.

Єва Ніколашвілі

У нас есть все, чтобы победить! У нас есть сильные украинские армейцы, у нас есть мужественный народ, у нас есть тракторы, которые воруют танки, у нас есть журналисты, которые показывают, что мы непобедимы, и у нас есть власть, которая готова вести нас к победе. Все, что нам нужно для победы, у нас есть. Мы обязательно победим!

Планы после Победы

28 марта я поехала на два дня, чтобы увидеть и обнять своего мужа. Потом снова вернулась к работе: за это время успела уже объездить Бородянку, Макаров, Гостомель, Бучу и Ирпень.

Єва Ніколашвілі

После войны я приеду ко всем своим родным и обниму их, скажу в глаза, как их люблю. Также обязательно объеду все города-герои, побываю во всех достопримечательностях для того, чтобы вместе отстроить их, чтобы у нас была сильная и независимая Украина.

Єва Ніколашвілі

Все фото: личный архив Евы Николашвили

Новости по теме
Продовжуючи відвідування сайту, ви погоджуєтесь на використання файлів cookie і Політикою конфіденційності
Приймаю