UA RU

Он – на Азовстали до конца, она – в одной камере с "Тайрой": история супругов военнослужащих, которые вышли из российского плена

История супругов военнослужащих Сергея Медяника и Юлии Поляковой, которые вышли из российского плена

Сергей Медяник и Юлия Полякова уже 20 лет живут в гражданском браке и воспитывают двоих детей: 18-летнюю дочь Дарью и 8-летнего сына Назара. Семья жила в Павлограде Днепропетровской области. В 2016 году Сергей пошел в Нацгвардию, и Юлия пошла вслед за мужчиной, служить в ту же часть поваром. Через 4 года мужчина переехал в Мариуполь и стал служить в полку "Азов". Еще через полтора года перевез жену с детьми. Семья снимала квартиру у моря и мечтала о собственном жилье. Юлия патрулировала город в составе Нацгвардии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Оба возвращались из плена в "соседних" автобусах и не догадывались: супруги нацгвардейцев снова вместе

За день до начала полномасштабной войны увезли детей к родственникам в Павлоград. Война разъединила супругов: Сергей остался на левом берегу, а Юлия на правом. Тогда Сергей впервые пожалел, что жена военная. 2 марта они лишились связи друг с другом. Женщин воинской части Юлии отправили домой. Она пряталась в подвалах. 26 марта загорелся дом:

«Я бежала километр в черном дыму, под собой видела только землю. Спустились мы к морю с еще одной семьей, дошли до блокпоста. Как оказалось, блокпост так называемой "ДНР". Так я не умею врать, сказала, что я военнослужащая».

Юлии пообещали день-два проверить, не стреляла ли она и не принимала участие в боевых действиях и говорили, что отпустят домой:

"Ну, они меня обманули".

Так 28 марта Юлию забрали в плен, а Сергей до последнего мужественно оборонял Мариуполь с собратьями. 16 мая Сергей вышел из Азовстали:

"Мы не знали на тот момент, что это будет плен".

Полтора месяца Сергей провел в СИЗО в плену, Юлия – три месяца. Сергей признается, что после Азовстали перестал бояться, страх у него пропал.

Сейчас супруги вместе, с детьми. Лечатся и работают с психологами. Юлия признается, что уже начинают забывать эти моменты и отходить на задний план:

«В плену было морально очень тяжело. В камере в Донецком СИЗО я провела 2 месяца. В камере были одни матрасы, подушек не было. Было много муравьев и тараканов.

Было очень тяжело жить по графику: в 6 утра был подъем, а в 10 – отбой. И нам запрещали садиться на эти нары, мы постоянно стояли. Первые дни очень разбухали ноги, было даже больно. Кормили нормально, но не выводили на прогулки совсем. Медицинскую помощь не оказывали тоже вообще. Физическое насилие не применяли».

Юлия находилась в одной камере с Юлией Паевской, более известной как Тайра, которая недавно была освобождена из плена:

«С Юлией у нас были особые отношения, сейчас мы с ней общаемся, у нас остались дружеские отношения. Юлия занималась йогой, а я отвлекалась прически: плела девочкам колосочки, а 22 девушки в камере, так быстрее проходило наше пребывание в камере».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕСклоняли к самоубийству и говорили выгрызть патриотическое тату зубами: эксклюзивно «Сніданок з 1+1» посетила освобожденная парамедик с позывным «Тайра» и рассказала о трех месяцах жесткого плена

Сергей рассказал, как было в плену вместе с воинами из «Азова»:

"Мы люди военные и готовы как к физической, так и к моральной нагрузке. Я уверен в собратьях, которые и сейчас находятся в плену. Они очень устойчивы и их не сломают.

В первые дни люди, которые должны были за нами присматривать, приходили и с удивлением нас рассматривали: кто мы, какие мы. Внимание к нам действительно было особое.

Физически до нас не было никаких пыток. Да, нас водили на допросы, но это были беседы без физического рукоприкладства. Парни очень устойчивы морально и должны выдержать!

Мне посчастливилось выйти одним из первых, но я, как и все, жду скорой поверхности наших ппарней, они герои и о них не надо забывать. Они нуждаются в реабилитации".

Об освобождении из плена и первой встрече пара вспоминает очень эмоционально, проживая в тот момент как заново. У Юлии за все время не было никакой связи ни с детьми, ни с мужем. Даже не давали написать им сообщения:

"Как бы я ни просила, такой возможности не давали".

У Сережи время от времени была возможность писать детям вплоть до выхода из Азовстали, и первое, что он спрашивал: что известно о маме. Сергей знал только, что с детьми все в порядке.

Юлия поделилась, что помогло ей продержаться столько времени в плену:

"Даже когда нас заставляли петь гимн россии, мы просто открывали рот, мы не боялись, что нас прикажут. Просто героические 22 женщины в камере. Надо верить, что все будет хорошо, надеяться, мечтать".

Конечно, у супругов очень сильно изменилось мировоззрение с начала полномасштабной войны и после плена. Юлия признается, что теперь поняла, что можно 4 месяца жить без денег, без телефона, с кусочком маленького мыла, которым можно и голову мыть, и мыться, и стирать. Изменилось отношение ко многим людям.
Сергей тоже переоценил многие вещи, которые казались бы странными в наше время:

"Мы три месяца не видели хлеба и нам в плену дали по куску хлеба. И была такая картина: все просто держали в руках кусок хлеба, чувствовали его запах и даже не ели. Эти вещи трудно представить".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «14 апреля я последний раз говорила с папой», – дочь защитника из «Азовстали» призывает не забывать о пленных бойцах

История супругов военнослужащих Сергея Медяника и Юлии Поляковой, которые вышли из российского плена, смотрите сюжет:

Новости по теме
Продовжуючи відвідування сайту, ви погоджуєтесь на використання файлів cookie і Політикою конфіденційності
Приймаю