«Украина в информационной войне побеждает россию», – министр цифровой трансформации Украины Михаил Федоров в эксклюзивном интервью ТСН

ТСН
19:30
Щодня на YouTube
Министр цифровой трансформации Украины Михаил Федоров дал интервью ТСН о кибервойне с россией и новых услугах для населения (видео)
Facebook Михайло Федоров

Министр цифровой трансформации Украины Михаил Федоров дал эксклюзивное интервью ТСН о кибервойне и цифровых услугах, которые продолжают внедряться для украинцев, несмотря на войну.

Поделиться:

Министр цифровой трансформации Украины Михаил Федоров в эксклюзивном интервью ТСН рассказал, как идет первая мировая кибервойна, как Украина борется с россией на информационном фронте и какие государственные услуги онлайн продолжают внедряться для украинцев, несмотря на войну. 15 важных вопросов и не менее важных ответов на них.

1. Что такое Starlink и как он работает в условиях войны?

Starlink – это технология, которая дает возможность получить доступ к спутниковому интернету в любых условиях, даже если нет мобильной, фиксированной связи. На временно оккупированных территориях или территориях, где происходят военные действия и возникают проблемы с интернетом, есть возможность быстро развернуть Starlink и получить за 10 минут доступ к сети.

Starlink поддерживает критическую инфраструктуру Украины: работу больниц, энергетической инфраструктуры, государственных учреждений.

До войны вообще не было Starlink в Украине, а сегодня это тысячи базовых станций и десятки тысяч людей, которые его используют.

2. Безопасен ли Starlink, надежен ли он с точки зрения противодействия российским хакерам и специалистам по кибербезопасности?

Технология Starlink является безопасной, и сегодня речь идет о тысячах станций, которые уже есть по всей Украине.

Чисто технически невозможно повлиять на Starlink, если у тебя нет доступа к самой инфраструктуре этих станций.

3. Как перехватываются разговоры оккупантов с технической точки зрения?

Мы используем зашифрованную связь, а наш враг очень часто использует незашифрованную связь. Они продолжают зарабатывать на закупках в собственную армию и поставляют себе некачественные технологии. Это позволяет перехватывать связь на их частотах.

Это говорит о том, что в русской армии есть огромная некомпетентность и коррупция, и сегодня нам это на руку.

4. Как цифровые проекты помогают в войне?

На сегодняшний день у меня есть связь со всеми министрами цифровой трансформации по всей Европе. Мы проводим совещания, получаем помощь: спутниковые телефоны, компьютеры, другую технику. Но больше всего помогает пока именно Starlink.

5. Используется ли система распознавания лиц российских оккупантов, чтобы привлечь к ответственности виновных в преступлениях на оккупированных территориях?

Подобная технология широко используется, и не только она. Уже сейчас найдены многие военные преступники из Бучи, Ирпеня, других городов: у нас есть профили этих людей, фамилии, информация о том, где они служат.

На сегодняшний день технологии позволяют найти каждого, кто попал под объектив хотя бы один раз.

Учитывая, что они любили фотографироваться и выкладывать фото в соцсети, а также учитывая камеры в городах, домах, всех будут искать и распознавать, чтобы привлечь к ответственности.

6. Цифровые санкции ударят по оккупантам?

С первого дня войны мы занимаемся цифровой блокадой россии: Visa, MasterCard ушли с российского рынка, десятки миллионов карт граждан россии невозможно использовать, подвязывать к платежным системам, PayPal, Apple Pay, Google Pay ушли с россии. Также ушли из рф многие компании, занимающиеся информбезопасностью, защищавшие информационные системы россии.

Все это, безусловно, отразится и уже бьет по оккупантам.

7. Насколько россия зависит от мирового программного обеспечения?

Очень зависит. И санкции могут привести к полной остановке военных промышленных компаний, банковской системы.

С рынка россии выходят системы, на которых базируется работа крупных российских предприятий.

8. Отключат ли россию от облачных хранилищ?

Уже есть некоторые отключения, отключают определенные банки. Есть определенный удар по цифровым экосистемам компаний.

Это вопросы безопасности российских компаний, они становятся уязвимыми к разным векторам атак.

9. Расскажите о хакерских атаках против россии и участии Украины в них.

Мы почти три года строили цифровое государство, защищались от хакерских атак врага и запускали новые сервисы.

Когда российские танки пришли на нашу территорию, мы начали атаковать и все свои силы начали перебрасывать на киберфронт.

У нас невероятно крутые хакеры, в нашем доступе сейчас более 70 баз данных граждан россии, все крупнейшие информационные системы взломаны в рф. Мы используем разные векторы атак.

Сегодня происходит первая мировая кибервойна.

10. Будем ли возвращать в Украину мировых ІТ-гигантов?

80% всех контрактов, проектов в сфере ІТ остались и стабилизировались в Украине после начала войны. Это ключевая отрасль для нас, которую мы всячески поддерживаем. Украинские ІТ-компании все продолжают работать в Украине, международные частично перевели офисы в Европу. Это адаптация под новые условия.

Буквально за неделю до начала войны мы провели масштабный Дія-саммит, презентуя новый правовой и налоговый режим для специальных технологических компаний Diia.City. На сегодняшний день почти 200 компаний вступило в режим Diia.City.

11. Как восстанавливаются связь и интерне в освобожденных после оккупации регионах?

Мы на связи со всеми операторами, провайдерами. У нас сфера телекоммуникаций на высоком уровне, мы многое в это инвестировали.

В прошлом году мы инвестировали полмиллиарда гривен провайдерам, чтобы они обеспечили более 3 тысяч сел качественным фиксированным интернетом. Будем все восстанавливать, и делаем это быстро.

12. "Дія" в безопасности от российских хакеров?

Мы с самого начала заботились о кибербезопасности "Дія", нанимали белых хакеров со всего мира, чтобы они находили уязвиміе места в безопасности приложения. Мы всегда были под атаками, особенно в январе-феврале 2022 года.

Но мы выстояли, работали и сейчас работаем в нормальном режиме, и запускаем новые услуги.

13. Когда заработает услуга фиксации переселенцев в "Дія"?

Самая актуальная услуга сегодня для многих украинцев – фиксация внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), чтобы получить статус и выплаты. Эта услуга полностью готова, мы уже отправили ее в маркеты и ждем, когда она опубликуется в Google и Apple.

Думаю, это вопрос нескольких дней.

14. Возможен ли онлайн-референдум через "Дія"?

Таких задач нам не ставили. В "Дія" есть возможность проводить разные опросы, но на сегодняшний день нет законодательных инициатив от профильных министерств на референдум.

Вообще все, что в XXI веке можно сделать в направлении цифровых услуг, мы сделать можем.

15. Что можно рассказать об ІТ-фронте Украины?

Украина в инфомационной войне побеждает россию.

Благодаря наших ІТ-волонтёров: сотни тысяч человек задействованы для победы на киберфронте.

Новости по теме

Продолжая посещение сайта, вы соглашаетесь на использование файлов cookie и Политикой конфиденциальности

Принимаю